www.psychologist.ru Обратная связь

Новости

Одним из членов Совета при Президенте Российской Федерации стал А. Г. Асмолов

Владимир Владимирович Путин - подписал Указ об утверждении состава Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.
Подробнее...

ДЕНЬ ПСИХОЛОГА

22 ноября отмечаем день психолога! Поздравляем всех с этим праздником!
Подробнее...

Психологический центр предлагает студентам первую консультацию бесплатно

Первичная психологическая консультация для студентов бесплатно!
Подробнее...

Подписка на новости

ГЛАВА VII

Тревожники и счастливчики Мама заплачет, папа заругает Типы и маски

Прогнозы черной кошки

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ


тревожники и счастливчики

Период с шестилетнего возраста и до полового созревания Фрейд называл латентным (скрытым) и особого интереса к нему не проявлял - все основные комплексы и отклонения, вызванные ранней детской сексуальностью совершились и в той или иной мере и форме дальнейшие сценарии жизни предопределили.

Чего уж там.

Нам эти сценарии небезынтересны.

В школьный период от младших классов до выпускных формируется тревожность - устойчивое эмоциональное состояние, определяющее самочувствие и поведение ребенка, подростка, а затем и взрослого человека среди людей.

Не будем путать тревожность с тревогой. Тревога ситуативна, даже если она хроническая. Причинами может иметь и давние травмы, и опыт младенчества. Произрастает и на почве тревожности, как на комплексе привычных ожиданий негативных событий, пессимистического отношения к успеху и неуспеху, оценкам себя окружающими.

Тревога - проявление психологического расстройства.

Тревожность - состояние. Отмечается на всем протяжении школьных лет. По результатам масштабного многолетнего исследования А. Прихожан в состоянии тревожности могут находиться от трети до половины детей и подростков.

Тревожный школьник перед контрольной сверится с массой примет, не удивится двойке, которую всегда ожидает, в учителе чувствует личную неприязнь, от сверстников ждет пакостей, у родителей не ищет поддержки. Тревожному взрослому все это должно быть хорошо знакомо - скорее всего он и сам был тревожным школьником.

Есть среди школьной братии так называемые "абсолютно спокойные". Этим как будто вообще все по барабану - оценки, учителя, распеканцы завуча и родителей. На самом деле их тревожность скрыта даже от них самих. В таком состоянии они могут проспать год-два. Потом их тревожность обнаруживается. Как правило в самой острой форме.

Иногда тревожным везет - обстоятельства и их собственные усилия приводят к тому, что они переходят в разряд эмоционально-благополучных. Но чаще ряды уверенных в себе счастливчиков теряют удачливых мальчиков и девочек и они весьма близко знакомятся с состоянием тревожности.

На почве тревожности вырастают социальные страхи и страхи общения.

Боязнь критики.

Страх публичных выступлений.

Страх преподавателей, начальников, чиновников (авторитетов).

Страх совершить неловкость на людях. Страх насмешек, осуждения.

Страх толпы и людных мест. Всякие мистические страхи.

Закладывается все это в раннем детстве, развивается в школе и тащим мы потом этот груз по жизни. Решившим избавиться от него неплохо бы вспомнить и разобраться - как оно все начиналось.

В ГОСТИ К СТРАХУ НЕ БЫВАЕТ ОПОЗДАНИЙ


мама заплачет, папа заругает

Школьные годы, они, конечно, чудесные.

Подъем в семь утра, дорога темными снежными переулками, режущий глаза дневной свет в классах, запах мела и грязной тряпки, коллективное безумие перемен, учительница первая моя, приглашающая класс посмеяться над идиотом Петровым, дружный гогот и ощущение, что завтра на месте Петрова будешь ты.

Данные А. Захарова, основательно исследовавшего страхи детей от трех до пятнадцати лет и данные А. Прихожан во многом схожи и рисуют картину не для слабонервных.

Сам по себе переход из родительского в школьный казенный дом и стабильно закрепленная ежедневная разлука с мамой - это такой первичный стресс. К детским архаичным страхам - темноты, одиночества, высоты, крови и животных добавляются специфические школьные страхи.

Прежде всего страх опоздания.

Мама гонит и торопит, одергивает, напоминает, раздражается, кричит: "Ну что ты копаешься? Опоздаем в школу!" Потом вы вместе, бегом-бегом от этого ужаса - опоздания в школу.

Что может быть страшнее опоздания в школу?

Потом в том же уже привычном состоянии страха ты сам собираешься, торопишь и пугаешь себя - опоздаешь в школу!

И ты действительно опаздываешь, и нянечка неумолимо захлопывает перед тобой дверь, и тебя записывают в позорный список, и ты пропускаешь урок, чтобы только не стоять перед закрытой дверью. Потом родительское собрание, прозрение, домашняя казнь: "Ты не только опаздываешь, ты еще и прогуливаешь!".

Страх опоздания - типичный страх младших школьников. Чаще он достает аккуратненьких чистеньких девочек. Но знаком и неряшливым мальчикам. Другой постоянный из класса в класс переходящий страх - физического насилия - ближе мальчишкам, чем девчонкам.

Школа культивирует страх ребенка перед СуперЭго, перед моральными требованиями, совестью, нещадно эксплуатирует чувство вины и всячески способствует развитию тревожности, как устойчивого эмоционального состояния.

Один из постоянных страхов младшего школьника боязнь огорчить родителей, несоответствия их престижным устремлениям (мы столько сделали, чтоб тебя приняли в эту школу, а ты.). Учишься не для себя, учишься для родителей и огорчаешь их своими неуспехами. Одного этого было бы достаточно. Добавляется страх наказания. Иногда физического. Хотя по опросам детей наиболее остро они переживают не ограничения в свободе и отдыхе (не пойдешь гулять, будешь заниматься, пока не исправишь двойку), не крик и даже не рукоприкладство (бывает, бывает!), а моральное унижение, сопровождающее родительские разборки. Чем старше - тем больше.

Страх наказания, моральный страх и неумение определить причину неудач, провалов, неуспеха приводит к развитию суеверий и мистических страхов. Тревожные школьники - маленькие дикари, Пятницы без Робинзона. Фанатично боятся тринадцатого числа, понедельника, черных кошек. Перед контрольной загадывают: "Увижу белый "мерседес", будет легкий вариант".

Естественно все "мерседесы" в это утро только черные и вариант попадается самый провальный.

Больше всего ребенок нуждается в защищенности, стабильности, надежности в отношениях с людьми. Чтоб можно было доверять. Чтоб можно было рассчитывать. Чтоб можно было заслужить одобрение значимых для тебя людей - родителей, учителей, сверстников. Это - основа и почва. У тревожных она уходит из-под ног. Если дома тебя постоянно трясут, что ждать от школы?

Школа - фобогенна по своей природе. Место, в котором все построено на соревновании, оценке, конкуренции, сравнении, кто лучше, кто хуже, кто первый, кто последний, поощрении и наказании, где грубость и агрессия учителей и сверстников ничем не ограничивается. Школа словно предназначена для выработки страха и формирования тревожных состояний.

Здесь всякий страх - есть страх оскандалиться на публике.

Разумеется такой школа воспринимается лишь время от времени. Приступы страха сменяются безудержным весельем, общением, дружбой и прочими мелкими радостями. Просто одни встречают и расстаются со страхом легко и в этом смысле они вполне благополучны. Другие все прочнее увязают в своем тревожном состоянии. Их даже внешне легко отличить - часто краснеют и бледнеют, потея от неловкости, просятся в туалет, у них беспокойные руки, изгрызены ногти, карандаши и ручки, у доски они суетливы или скованы и напряжены, а кусочек мела для них тяжел, как чугунная гиря.

Страх в школе неизбежен, но переживается по разному - эмоционально благополучных он заводит, мобилизует, подстегивает их азарт и среди них скорее встретишь страстных поклонников фильмов-ужастиков и компьютерных стрелялок. Тревожных страх повергает в апатию и оцепенение.

Учителя любят и ценят тревожных детей. У таких развито чувство ответственности, они поддаются моральному давлению, боятся опоздать, не справиться с заданием. Их легко контролировать.

На самом деле тревожность действительно мобилизует, но лишь при решении известных и привычных задач. В новых, усложненных, измененных условиях она ребенка деморализует. К тому же тревожные дети бывают разными и проявляется это состояние у них по-разному - от абсолютного спокойствия (ничем не прошибешь), до агрессии и откровенной дерзости.

С младшего школьного возраста тревожность может меняться на вполне благополучное эмоциональное состояние и окончательно формируется как устойчивое и стабильное в раннеподростковом возрасте. Состояние обостряется в предвыпускных классах, провоцируемое страхом перед будущим и первыми (для тревожных не слишком удачными) опытами любовных и сексуальных отношений.

Неблагополучная юность уже не борется с тревожностью. Она учится с ней жить.

В ОСТРОЙ ФОРМЕ


типы и маски

Уже говорили и снова повторим - в большинстве своем психологическое неблагополучие мало кому заметно. Трясет перед экзаменом, боишься насмешек - что в этом удивительного. То, как часто и остро ты это переживаешь - никого не интересует. Подросток, конечно, может бросить школу, познакомиться с наркотиками или выброситься из окна. Ну что ж тут сделаешь? Поищем наркодиллера, не найдем и обвиним во всем рынок и свободу. К тому же такие ненормальности массового характера, слава богу, не имеют.

Мы как раз массовой тревожностью, в том числе порождающей и "ненормальности", занимаемся.

По А. Прихожан, она бывает всякой.

С тревожностью острой, нерегулируемой подросток справиться не в силах. Здесь все классические признаки тревоги, как эмоционального расстройства и первые из них - беспредметность, беспричинность. Дает о себе знать в раннеподростковом возрасте.

К таким состояниям подростки не готовы и переживают их тяжело.

Когда они были младше, страхи были, как правило, предметны. Они чаще всего точно знали - кого боятся и почему. Учителя, воспитателя, Бабу Ягу. Их вечерние страхи - пустой комнаты, темноты и страшного под кроватью имели причины в микротравмах детства, связанных, например, со слишком агрессивной, запугивающей манерой родителей укладывать маленького спать. С возрастом проходили.

Иное дело острая тревожность.

Страх беспредметный, разлитый, переходящий в форму острой тревожности, подростки воспринимают как необъяснимый, болезненный, иррациональный.

В общем, правильно воспринимают.

Единственный в этом возрасте путь ослабления такой тревожности - опредмечивание страха, нахождение объектов тревоги вне себя. Помогает, в общем, мало.

Относительно благополучна компенсированная, регулируемая тревожность, та, с которой подросток пытается, и небезуспешно, справиться сам.

Снижая уровень тревожности.

Приучаясь находить, анализировать и устранять причины.

Такое состояние характерно для эмоционально стабильных школьных периодов - в младших классах, в раннем подростковом возрасте. Возможен переход из него тревожников в благополучные.

Тревожность может быть предметом гордости, уверенности в том, что из-за постоянного беспокойства ты становишься более ответственным, организованным, активным, можешь добиваться успеха. Такая культивируемая тревожность. Отголоски учительских оценок слишком явно присутствуют в таком отношении к собственному психологическому дискомфорту.

Иногда тревожность переходит в некую магическую форму. Склонность к мистицизму тревожного подростка проявляется в постоянном заклинании неких сил, руководящих его судьбой. Тревожащие ситуации снова и снова навязчиво проигрываются в воображении. Попытки преодолеть фрустрацию, расхождения между Я идеальным и Я реальным в воображении удовлетворения не приносят, оставляя острое чувство недовольства собой.

В скрытой тревожности слишком очевидно просматривается механизм защиты - непризнание реальности внешней и внутренней во имя сохранения стабильности. Называют еще - синдром абсолютного спокойствия. Подросток не реагирует на оценки окружающих. Никак не реагирует. В любой ситуации реакция: "Ну и что?". Или никакой реакции.

Отдых от невыносимой тревожности.

Тем временем внутреннее напряжение и дискомфорт нарастают. Какое-нибудь вполне ничтожное событие - и абсолютное спокойствие переходит в абсолютную тревожность.

Тревожность любит рядиться в маски.

Она надевает маску агрессии по отношению к окружающим и самому себе. Или прячется за повышенной, но малоэффективной активностью.

Или прикидывается зависимостью от окружающих. Скрывается за мечтательностью или апатией.

Надевание на тревожность масок - слабая попытка управлять своим состоянием. Как например и уход в болезнь, в сущности первый и опасный симптом избегания тревожащих ситуаций. Проявляется очень убедительно, вплоть до вполне очевидных симптомов различных соматических заболеваний.

По тому, как проявляется и в какие маски предпочитает рядиться тревожность подростки отличаются. Иногда - разительно.

Например, агрессивно тревожный подросток. У него повышенное чувство опасности вызывает смесь агрессии и тревожности. Добавляется чувство вины, от которого агрессия только растет. Помните среди своих одноклассников таких нервных забияк? Может и сами были такими.

Более распространен тревожно-зависимый тип подростка. Он тоже может быть и дерзок и задирист, но с тем только, чтоб обратить на себя внимание. Его аффектированная послушность служит той же цели. Он особо чувствителен к эмоциональному состоянию других людей и проявляет по отношению к ним повышенную заботливость вплоть до самопожертвования. У классных лидеров всегда один-два таких вот исступленных почитателей, готовых терпеть любые издевательства и унижения от своего кумира. Впрочем для проявления своей тревожной зависимости могут быть выбраны и личности вполне заурядные. Важен не объект, а зависимость.

Незащищенность и беспомощность тревожных состояний особенно в кризисные периоды детства и юности требуют поддержки окружающих и приводят к зависимости от них.

ЧТО ЖДЕШЬ ТЫ, ТО И СБУДЕТСЯ


прогнозы черной кошки

Снова и снова мы будем искать конкретную причину тревоги, тревожных состояний, страха, а находя ее не прибавим себе уверенности в успехе.

Младенческие стрессы и травмы происходят от таких пустяков, что избежать их просто невозможно. Все равно как отгородиться от ветра в поле или вычерпать воду ладонями из дырявой лодки. Страх возникает от сквозняка и солнечного луча. Не бывает домов без форточек и окон, как лета без солнца. Отчего же одни растут в поле не ведая ветра, другие в дрожь бросаются от нежного дыхания?

Простое и очевидное - кивок на биологию, химию и наследственность ничего нам не дает. Мы назвали каждый атом в цепочке ДНК, но ничего этими атомами в состоянии и проблемах Антона Щ. или Верочки Ж. не объяснили и не объясним.

Мы можем только предположить, что к младшему школьному возрасту дети приходят с разным эмоциональным и психологическим опытом. Что у каждого из них свои скелеты на разных этажах психики и свой опыт борьбы с ними. Что опыт этот зависит от обстоятельств их рождения и каждой минуты жизни, от поведения их близких и случайно встреченных людей и то, что дальше будет происходить с ними, зависит и от этого опыта, и от окружающих и от них самих.

Вот об этом, об условиях формирования и развития тревожных состояний мы и поговорим.

Каким-то образом уже поднакопленный отрицательный эмоциональный опыт заставляет ожидать неуспеха и неудачи. Негативные ожидания проецируется на будущее непредсказуемой детской жизни и раздувают тревожность. Тревожность усиливает негативные ожидания, негативные ожидания приводят к неуспеху и новому кругу тревожности и отрицательного эмоционального опыта.

Психологический круг, по которому бежит тревожный ребенок очерчен. Будем его разрывать.

Вот это ощущение непредсказуемости и потому наверняка неуспешности будущего - откуда оно берется? Например, чем-нибудь отношения с родителями тревожных и эмоционально-благополучных отличаются?

Есть такие отличия.

Например, если эмоционально-благополучному и тревожному ребенку предложить выбрать кого-нибудь, кто оценил бы их поведение. И тот и другой выберут таких ценителей из ближайших знакомых взрослых. Но почему-то первые будут уверены, что избранные ими отзовутся о них так же благожелательно и мягко, как их родители. Тревожные ждут от избранных ими еще более строгих оценок, чем от папы и мамы.

Из одних и тех же слов уверенные и тревожные дети рисуют разные портреты придуманных "отца" и "мамы".

"Мама" тревожных - принимающая, заботливая, ненадежная и подавляющая.

"Отец" - принимающий, требовательный, ненадежный, подавляющий.

У уверенных в себе детей "мама" - принимающая, заботливая и сочувствующая, а отец - требовательный, принимающий и заботливый.

Всего-то без двух слов обошлись уверенные в себе, благополучные дети, рисуя портреты родителей - "подавляющий" и "ненадежный". Разница измеряется тревожностью. К заботливости мамы и требовательности отца добавляются чувства вины и зависимости от них.

Стабильности, надежности и предсказуемости ждали тревожные от родителей. Это им было совершенно необходимо, чтобы справиться с непредсказуемостью мира, перед которым так легко ощутить себя незащищенным и бессильным. Но именно от родителей почерпнули они свой первый опыт бессилия и незащищенности. И дело тут не в требовательности, и не в наказании за проступок. Когда понятно за что и почему наказывают и можно предсказать, какова будет реакция родителей на поступки ребенка, он все это понимает и принимает. Тревожность растет в ответ на необъяснимое раздражение взрослых, их недовольство собой, друг другом, жизнью, вызывает у ребенка чувство вины, а перед чем и почему - он понять не в силах. Ему кажется, что он плох, но что нужно делать, чтоб он был хорошим в глазах самых близких людей, он не понимает.

В конце концов тревожные дети фиксируются на негативных чертах родителей. Отношение к ним определяется непредсказуемостью их поведения, ощущением нестабильности, чувства вины и зависимости.

Тревожный опыт переносится в школу - на учебу, учителей и сверстников.

В учительнице тревожный ребенок ищет и находит то же, что привык видеть в родителях - необъяснимое раздражение, непонятную агрессию, нечем не вызванную неприязнь. Учительница оценивает не знания, а его самого и оценка эта эмоциональна и необъяснима.

Часто ребенок не так уж и не прав. Грубостью некоторые учителя вполне отличаются и распознать за ней реальную оценку реальных знаний, сделать выводы и просто исправить ошибку, лучше подготовиться к следующему занятию, тревожный ребенок не догадывается. Есть такой диагноз - дидактогенный невроз. Причина - грубость и нетактичность учителя. Чаще встречается у тревожных детей.

У тревожных конфликтное отношение к успеху и неуспеху. Обилие оценочных ситуаций в школе (контрольная, экзамен, соревнование) постоянно держит в страхе оскандалиться на публике. Тревожный ребенок страстно желает хоть раз добиться на глазах у всех успеха, как бы рассчитаться за все предыдущие поражения, но в успех этот не верит. Отрицательный эмоциональный опыт заранее готовит его к поражению.

Поражение совершенно закономерно.

Тревожные не способны к оценке ситуации, не учитывают условий задач, не имеют собственных критериев успеха и неуспеха. Зависят от чужих оценок, рассчитывают на везение, случай, судьбу, высшие силы и предчувствия (о мистицизме и суеверности тревожных сказано достаточно). Добиться успеха при таком подходе да еще и давлении прошлого отрицательного опыта практически невозможно. Тем не менее попытки исправить положение предпринимаются. Тут расчет в основном на усидчивость, прилежание и повышенный самоконтроль (контролировать больше нечего - не удачу же и высшие силы). Результат возможен. Но за него платят растущей тревожностью. Поскольку чем больше позиций контроля, тем вероятнее прокол в контролируемом и выше тревога.

Тревожные жаждут успеха, но готовятся к поражению и переживают его чаще и острее, чем уверенные в себе счастливчики. То, что везунчик просто не заметит (случайное падение на лестнице, насмешливое замечание учителя и даже двойку за контрольную), тревожный ребенок воспринимает и как провал и позор, и как подтверждение своих представлений о себе, как фатальном неудачнике. И даже если тревожному повезет и он в чем-то добьется успеха, он постарается его не заметить, лишь бы не "портить" собственное представление о себе. Ведь перейди он нахально и самозванно в разряд счастливчиков, сразу же будет наказан громким провалом. По этой же причине - не портить в собственных глазах свою репутацию неудачника - он редкие свои успехи целиком относит за счет удачи, обстоятельств и усилий других людей, в неудачах винит исключительно себя.

..Только не говорите, прочитав эту главу, что к вам ее содержание никакого отношения не имеет, что школу вы слава богу закончили и в жизни кое-чего добились! А если все-таки сказать такое захочется - не спешите. В следующей главе вы сможете наглядно убедиться - не все в прошлом.

Потому что следующая глава как раз про детские страхи взрослого человека.

И про то, как с ними справляться.


Вверх  Вверх страницы

Обратная связь

Имя *
Телефон
E-mail
Введите символы с картинки

Нажимая на кнопку «Задать вопрос», вы даете согласие на обработку персональных даных.