www.psychologist.ru Обратная связь

Новости

Одним из членов Совета при Президенте Российской Федерации стал А. Г. Асмолов

Владимир Владимирович Путин - подписал Указ об утверждении состава Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.
Подробнее...

ДЕНЬ ПСИХОЛОГА

22 ноября отмечаем день психолога! Поздравляем всех с этим праздником!
Подробнее...

Психологический центр предлагает студентам первую консультацию бесплатно

Первичная психологическая консультация для студентов бесплатно!
Подробнее...

Подписка на новости

ГЛАВА ХIII

Помогите выйти из дома Куда ведет путь избегания Хочу, хочу, хочу бояться Метод парадоксальной интенции

ИЩУ ТОВАРИЩА ПО НЕСЧАСТЬЮ


помогите выйти из дома

В Интернете люди стонут: "Тятя, тятя наши сети притащили мертвеца". Агорафобия называется. Что с ней делать?

Это на всякие психотерапевтические сайты пользователи Интернета шлют послания в надежде что врач-консультант из Всемирной сети им поможет.

Выглядит это примерно так:

  • Доктор, доктор, мой диагноз агорафобия (боюсь открытых пространств, не могу выходить из дома, бывают приступы паники), что мне делать.

  • Уважаемый доктор! Скажите, агорафобия излечивается?

  • Доктор, при агорафобиях поможет ли гидазепам и инсидон?

  • Можно ли родить ребенка, если у меня агорафобия?

  • Что лучше применять при агорафобиях: кломипрамин или коаксил?

  • .в данный момент состояние ухудшилось. Я опять не выхожу из дома.

  • .что делать, если средств на оплату психотерапевта нет, лечение стоит дорого.

А доктор в ответ важно кивает и успокаивает: "Да дружочек, у вас агорафобия, такая болезнь. Лечиться надо: таблеточки, курс психотерапии."

И мечутся люди, места себе не находят, пишут через Интернет письма друг другу, обмениваются опытом, пытаются поддержать связь с исчезающим миром:

  • Уважаемая Анна! У меня та же проблема (агорафобия). Недавно мне посоветовали обратиться к психотерапевту.

  • .у меня абсолютно также было, я даже боялась выходить из дома. Все перепробовала, но.

  • Привет всем! Ищу товарищей по несчастью. У кого-нибудь была агорафобия?

  • А мне врач посоветовал, в приступ панической атаки физические упражнения делать.

Похоже на телеграммы с Титаника или последние звонки из башен близнецов.

Опять агорафобия! Что вас заклинило. Было уже про нее в тревогах, и когда про Зощенко рассказывали. Что других страхов нет - птиц, там, экзаменов, грозы?

Другие страхи есть, но этот будет поважнее. Потому что он (она) в одно и тоже время и тревога и страх. Потому что он (она) может запереть человека в доме, а страх птичьих перьев скорее всего нет

Избегание здесь приводит к изоляции. Человек выпадает из жизни, как из окна скорого поезда.

По разным данным знакомых с агорафобией среди населяющих ту или иную территорию (в популяции) от 0,5 до 1%. Это значит, что в Москве, например, от пятидесяти до ста тысяч человек ограничены в своих возможностях передвижения, общения, работы из-за боязни транспорта, людных мест, закрытых и открытых пространств.

С чего все начинается?

Агорафобия - стойкое избегание ситуаций, в которых вы почувствовали себя плохо. Сказано слишком мягко. Термин - "паническая атака", несмотря на научность, более эмоционален и точнее рисует картину. Паническая атака - целый набор симптомов. Они могут обрушиться на человека разом, но даже сочетание трех-четырех из них сравнимо с ударом тока. И даже хуже - как будто вы схватились за оголенный провод и держали его в руках полчаса-час, трясясь и не зная, когда же это кончится.

При панической атаке вы можете почувствовать:

  • как быстро забилось сердце;

  • вас бросило в пот и тут же в озноб;

  • по телу пошли волны жара и холода;

  • вам не хватает воздуха, вы задыхаетесь;

  • резкая боль в груди;

  • затошнило и срочно захотелось в туалет;

  • немеют руки и ноги, по спине бегут мурашки;

  • закружилась голова, пол уходит из-под ног, вы близки к обмороку;

  • все стало нереальным, вы не понимаете кто вы и где находитесь;

  • вы боитесь закричать, сойти с ума и того что сейчас умрете.

Физиологически панические атаки связывают с вегетативным кризом или с синдромом сосудистой дистонии, но дело разумеется не в одних сосудах. Причина панических атак и развивающейся после них стойкой агорафобии в психологических расстройствах и проблемах.

Страх открытых и закрытых пространств, избегание людных мест, боязнь выйти из дома, покинуть единственное безопасное место может развиться и без панических атак.

Тем не менее телесная составляющая в этом страхе значительна и даже весьма строгие сторонники принципа - психологические проблемы решать психологическими средствами признают возможность (иногда и необходимость) сочетания в случае стойкой агорафобии медикаментозного и психотерапевтического лечения.

Агорафобики боятся выходить из дома без родных и близких и прилагают массу усилий и самых фантастических объяснений, особенно на первых этапах развития избегающего поведения, чтобы обеспечить себе постоянное сопровождение. Отказываются от передвижения на транспорте в первую очередь на метро - где душно, много народа, поезд может остановиться в тоннеле и если разовьется паническая атака - помощи ждать неоткуда. Подыскивают работу все ближе к дому, чтобы можно было в сопровождении близкого человека добраться пешком. Вынуждены просить, чтобы муж или жена возили их на машине на работу и в магазин. Часто единственная возможность избежать изоляции - самому научиться водить машину, но современная городская езда с пробками, опасность поломок и прочие неожиданности могут спровоцировать паническую атаку и в собственном автомобиле и лишить агорафобика и этого средства передвижения.

Агорафобики сверхмнительны во всем, что касается их здоровья. Симптомов в панических приступах предостаточно. Кажется, все системы организма идут вразнос. Тут тебе и сердечно-сосудистая, и пищеварительная, и выделительная, и периферическая нервная. И все связано с этой жуткой паникой, с необъяснимой тревогой. Кто хоть раз перенес такое, начинает жить, постоянно прислушиваясь к себе. Что-то поднялось давление. Немеют руки - а если инсульт, что тогда? Голова кружится - вот упаду и не встану!

Нет, пожалуй, сегодня я никуда не пойду.

Плохое самочувствие необходимо агорафобику для того, чтобы вполне легально и общедоступно освободить себя от необходимости покидать свой дом, место, где он чувствует себя в безопасности.

Есть и другая причина.

Страдающий боязнью людных мест и транспорта постоянно нуждается в сопровождающем. Он боится, что в конце концов все его бросят и он останется один, абсолютно беспомощный. Говорить о своих страхах ему тяжело и стыдно. Но если у него плохо с сердцем, с давлением, он становится самым обычным больным, за которым родные и близкие должны ухаживать, просто потому, что он больной. Физически человек вполне здоров. Но ему нужно быть больным и он постоянно чувствует себя плохо. Через понятную всем болезнь он ищет поддержки в домашних, капризничая, упрекая, возмущаясь их равнодушием, требует к себе постоянного внимания, превращаясь постепенно в семейного тирана.

Такой "уход в обычную болезнь" может понадобиться для оправдания своего избегающего поведения. Но и само избегание общественных мест (агорафобия) точно такой же уход в болезнь и нужен он для того, чтобы создать иллюзию решения психологической проблемы. Например, при болезненном стремлении к власти, которое человек не может удовлетворить никаким другим способом, кроме как с помощью семейной деспотии.

Возможны, впрочем, самые различные психологические причины и объяснения всего комплекса поведения, связанного с тревожно-фобическим синдромом, называемым агорафобией.

И НЕ ЛЮБИТЬ СВОИХ ДЕТЕЙ


куда ведет путь избегания

Случай из практики профессора Линде объясняет, зачем, например, человеку может понадобиться страх выйти из дома и ездить на транспорте.

Бывает и такое.

Галя В. страдала фобией на транспорт. Передвигаться могла только пешком и не уходя слишком далеко от дома. Она точно была привязана к своему жилищу. Очень от этого страдала. Переживала свою неполноценность и не любила себя.

На сеансе эмоционально-образной терапии ей предложили представить в виде образа ту часть личности, которую она так не любит за то, что она мешает ей жить как все нормальные люди - ездить куда хочется, работать, развлекаться.

То, что Галя так не любила в себе оказалось маленьким, серым и плаксивым.

Та часть личности, которая невзлюбила это маленькое и плаксивое, представилась Гале в виде большого шара стального цвета, большой такой плавающей миной с черными штырями во все стороны.

Затем Галя попыталась трансформировать эти образы методом взаимодействия противоположностей. Она позволила серому и плаксивому пообщаться с черной миной. Обменяться энергией. И черная мина стала высветляться, а потом совсем исчезла, а серое и плаксивое распалось на две золотистые веселые части.

Они играли друг с другом!

Галя почувствовала, что они ей очень дороги и поняла, что это - ее дети.

Она испытывала неосознанную неприязнь к собственным детям. Именно из-за детей, с которыми она вынуждена была сидеть дома, Галя не могла вести нормальную активную жизнь и за это ненавидела их.

Она любила их, а они держали ее дома. Она стремилась уйти и подавляла в себе это стремление. Подавленное желание уйти из дома превратилось в страх перед транспортом, которым она и объясняла невозможность для себя нормальной жизни.

После сеанса Гале стало легче.

В этом случае агорафобия развилась не как следствие панической атаки. Причина в психологической проблеме, во взаимоисключающих чувствах любви и ненависти к собственным детям, из которых негативная часть оказалась жестко подавленной.

Но и панические атаки не возникают сами по себе из-за плохих сосудов или гипертонии. Они - следствие детских психических травм, или семейных конфликтов, или эмоциональной глухоты родителей в отношениях с детьми. Все то, что формирует уже знакомую нам неуверенную в себе, тревожную, невротическую личность мы обнаружим в личной истории тех, кто оказался во власти панических атак.

Например:

  • детские психические травмы, связанные с алкоголизмом одного или обоих родителей, с постоянной атмосферой страха перед возможным скандалом, агрессией, дракой, с чувством беспомощности и беззащитности перед непредсказуемым поведением пьяного, с эмоциональной глухотой и эгоизмом алкоголика;

  • эмоциональная изоляция от родителей, вследствие их увлеченностью карьерой во вред семье, в неполных семьях, где дети передаются на воспитание бабушкам и дедушкам, в семьях, где дети становятся объектом реализации престижных устремлений родителей;

  • в результате сверхтревожного, опекающего поведения родителей, постоянной обеспокоенности здоровьем детей, ограничений и запретов, связанных с мнимой опасностью их болезни;

  • конфликтная ситуация в семье с постоянным использованием ребенка, как аргумента в споре родителей, с возникающим у него чувством беспомощности, невозможности влиять на разрешение конфликта, в котором ты стал невольным участником и формирующейся в дальнейшем обученной беспомощностью и сниженной стрессоустойчивостью;

Вегетативный криз перерастает в паническую атаку с формированием избегающего поведения у человека со вполне определенными психологическими проблемами.

Альфред Адлер видел в агорафобии лишь частный случай стремления к изоляции неуверенного в себе человека, постоянно чувствующего свою неполноценность и обеспокоенного только тем, чтобы его неспособность к деятельности и успеху, то, что он из себя ничего не представляет, не открыли бы в нем окружающие. Для таких людей по Адлеру любые болезненные проявления, будь то болезнь сердца, страх открытых пространств или навязчивое поведение, только способ изолировать себя от жизни, деятельности, необходимости борьбы с трудностями и обретения себя в чувстве общности людей, реализацию которого Адлер считал главным в развитии человека.

Описывая случаи из своей практики, Адлер никак не называл своих клиентов. Мы назовем клиента из адлеровского случая с агорафобией П.

У П. все началось с болей в сердце. Он был тогда мальчиком-подростком, учился в школе.

Отец у него был властный и строгий к тому же любитель выпить. П. боялся отца и любил мать, постоянно ласкался к ней. Только рядом с матерью П. чувствовал себя спокойно и защищенно.

Мать П. страдала неврозом сердца, часто получала освобождение от работы и П. тоже очень быстро научился вызывать у себя учащенное сердцебиение. Для этого ему только надо было представить очередной конфликт с подвыпившим отцом и сердце тут же начинало часто биться и болеть. П. оставляли дома, из-за "болезни сердца" он пропускал школу и был рядом с матерью, и чувствовал себя хорошо. Его снова отправляли в школу, у него снова начинало болеть сердце и он получал очередное освобождение от занятий.

На самом деле П. с каждым разом все труднее становилось выходить из дома и добираться до школы. Скоро П. стал утверждать, что не может добираться до школы самостоятельно. Ему нужны были сопровождающие - мать, отец, что было возможно не всегда и П. часто оставался дома просто потому, что некому его было отвести в школу. Он мог не подчиняться школьным требованиям и не встречаться со своими сверстниками, которых не любил и боялся, а быть рядом с матерью, с которой ему было хорошо и спокойно.

Страх перед дорогой до школы перешел в страх смерти, затем в боязнь сойти с ума. У П. появилось навязчивое действие - если ему всетаки приходилось выходить из дома, на полдороге он останавливался и поворачивал домой, и никакая сила не могла его снова наставить на путь к цели.

В конце концов П. с грехом пополам закончил школу, поступил на службу, где к нему не так уж плохо относились, но он по-прежнему чувствовал себя среди людей неуютно и его навязчивое действие - повернуть к дому с полдороги обнаружилось снова.

Так П. добился освобождения от работы на год. Его навязчивое стремление возвращаться к дому проявлялось все реже, и П. даже смог выходить в гости или театр, но стоило ему подумать о необходимости снова идти на работу, у него начиналось учащенно биться сердце, появлялся страх сойти с ума и навязчивое стремление вернуться домой с полдороги.

Адлер лечил своих пациентов с помощью анализа их ранних детских воспоминаний. Он давал им возможность понять свой индивидуальный жизненный стиль, отыскать физические отклонения, или установить, не был ли клиент в детстве избалованным или отверженным ребенком, помогал установить взаимосвязи между симптомами и желанием, например, оставаться постоянно дома, развивал в человеке общественное чувство и способность преодолеть комплекс неполноценности и так добивался вхождения агорафобика в нормальную общественную жизнь. Впрочем, в одиночку, без помощи психотерапевта, владеющего методами индивидуальной психологии Адлера, с агорафобией не справиться.

К самоприменению мы могли бы рекомендовать описанную выше методику НЛП. В видеосалоне в этом случае вы сами себе будете показывать кино про то, как вы в первый и второй, и третий раз испытали панический приступ. Просмотрев "запись" в обратном порядке вы сможете избавиться от страха повтора панических атак в транспорте, на мосту, в людных местах и так научитесь справляться со своей агорафобией.

Поразительных успехов в психотерапевтическом лечении боязни открытых пространств, людных мест и транспорта удалось добиться Виктору Франклу с его методом парадоксальной интенции.

Метод действительно парадоксальный, действует быстро и избавляет от страданий людей, оказавшихся из-за агорафобии на долгие годы в полной изоляции.

МЕТОД ПАРАДОКСАЛЬНОЙ ИНТЕНЦИИ


хочу, хочу, хочу, бояться

Виктор Франкл - психотерапевт, создатель логотерапии, как психотерапии занимающей место между психоанализом (человек во власти инстинктов, сексуальности) и индивидуальной психологией Адлера (человек во власти ответственности). Между двумя этими направлениями, по мнению Франкла, потерялась душа. Франкл ей занялся.

Франкл - бывший узник немецкого концлагеря. В концлагере он вынужден был поменяться одеждой с уходящим в газовую камеру. В своем пальто он оставил рукопись начатой книги по психологии, в одежде смертника нашел еврейскую молитву. Франкл увидел в этом некий высший промысел. В концлагере он начал разрабатывать свою психотерапию поиска смысла жизни.

Терапия по Фрейду - перевод вытесненного из бессознательного в сознание, в Эго и увеличение тем самым энергии Я. По Адлеру человек не вытесняет в бессознательное то, что тяготит его и оно приходит в противоречие с моральными требованиями. Он перекладывает ответственность с себя на невротический симптом (невроз, фобия, депрессия, истерия). Терапия по Адлеру - принять ответственность на себя и тем самым увеличить силу Эго (сходится в цели с психоанализом).

Психоанализ сужает психическую реальность до сексуальности. Индивидуальная психология Адлера расширяет ее (воля к власти, стремление к статусу, социальный интерес). Этого Франклу было мало. По его мнению в этих направлениях психотерапии терялось и исчезало многообразие души. Франкл отметил комплиментарность положений Фрейда и Адлера, соединил их и увидел за невротическим симптомом выражение самых разнообразных психических стремлений.

Тревога для Франкла, как и для Фрейда и Адлера вполне может быть средством пациента для ухода от чувства вины. Или для обретения власти, для тирании окружающих и семьи. Но Франкл отказывается убеждать пациента пожертвовать своим симптомом во имя морали. Он дает возможность пациенту самому осознать, зачем ему нужен симптом.

Метод парадоксальной интенции - хотеть того, чего боишься. Лечит фобии абсолютно безнадежные.

Страх порождает то, чего мы боимся (боюсь покраснеть - краснею, боюсь, что мне станет дурно в метро - становится). На этом пути развивается страх страха. Во время панической атаки вы пережили дикий страх и теперь вы боитесь, что страх повторится, боитесь этого страха и начинаете избегать всех тех мест и обстоятельств, при которых вы можете пережить этот страх.

Симптом порождает страх, страх порождает и усиливает симптом, усиленный симптом сильнее делает страх. Замкнутый круг взаимовзвинчивания страхов и симптомов.

Кольцо Франкла (Франкл его открыл и знал, как разорвать).

Метод парадоксальной интенции заключается в том, чтобы вы очень захотели, чтобы произошло то, чего вы боитесь. Это чрезмерное желание делает просто невозможным проявление симптома, и в конечном счете избавляет вас от страха.

Нет симптома - нет и страха. Кольцо сломано.

Одна дама страдала фобией волос. Жутко боялась, что на лице у нее вырастут волосы. По методу парадоксальной интенции дама должна была страстно захотеть, чтобы у нее на лице начали расти волосы. Ждать этого с нетерпением. Подходить к зеркалу (к которому не подходила несколько лет из-за боязни увидеть волос на щеке) и говорить - когда же, наконец, у меня появится хоть один волос!

Фобия ее улетучилась за пару сеансов.

Перед тем, как испробовать на себе этот метод, фобики лечились годы, прошли все - лекарства, психоанализ, некоторые даже электрошоковую терапию и лоботомию. Парадоксальная интенция вернула их к жизни.

В возрасте сорока лет Д. была замужем, имела шестнадцатилетнего сына и в течение многих лет страдала от агорафобии с целым набором симптомов - боязни езды на транспорте, закрытых и открытых пространств, лифта, высоты, мостов, смерти. Она панически боялась выйти из дома. Но и дома ей было страшно - она боялась, что ее разобьет паралич. Последние четыре года провела в клинике. Ее жизненное пространство было ограничено узкой прикроватной зоной.

3а годы болезни Д. испробовала все, что только возможно в том числе медикаментозную терапию, аналитическую психотерапию, лечение электрошоком. Ей предлагали решить проблему с помощью лоботомии.

По методу парадоксальной интенции Д. было предложено постараться выйти из палаты со страстным желанием испытать тот самый, хорошо ей знакомый жуткий страх. Через несколько недель Д. выходила из палаты за страхом, но страха не было. Она спускалась на лифте, чтобы показать всем, как дико она может бояться лифта, но у нее ничего не получалось - страха не было. Она очень хотела испугаться паралича, и именно поэтому страха быть парализованной больше не было. Д. удивлялась и со смехом жаловалась психотерапевту:

Я стараюсь очень сильно, чтобы бояться, но у меня ничего не получается.

Д. научилась использовать парадоксальную интенцию во всех тех случаях, когда она раньше испытывала страх и через пять месяцев такой терапии самостоятельно отправилась домой, выписанная с диагнозом "Полное выздоровление".

Длительность применения метода зависит от времени болезни. Фобия, насчитывающая недели и месяцы по Франклу устраняется за 4-12 сеансов. Многолетняя может потребовать лечения в течение года. По два сеанса в неделю. Интенцию надо применять снова и снова, так как невроз может продуцировать все новые симптомы.

От своей агорафобии Е. пыталась избавиться всеми возможными средствами. Ей было всего двадцать девять лет и десять из них она боялась: метро, супермаркета, людных мест, езды на машине, ожидания в пробке, высоты, одиночества, неприличного поступка в церкви и того, что ее вырвет в ресторане прямо на скатерть.

Е. мужественно боролась со своими страхами, вышла замуж, родила троих детей, всеми силами сопротивлялась изоляции, лечилась электрошоком, посещала аналитика. Она все знала о причинах и механизмах своих фобий, но ничего с ними поделать не могла.

Получив подробные инструкции от психотерапевта о применении метода парадоксальной интенции Е. бурно взялась за дело.

Отправилась в ресторан с мужем и друзьями и, сидя за столом, хотела только одного: "Чтоб вот сейчас ее вырвало прямо на лица мужа и друзей и на столе оказалось все, что у нее в желудке".

Обед прошел очень весело. Нелепого страха оскандалиться не было.

Через две недели муж. Е. пожаловался ее психотерапевту, что жена очень мало бывает дома. Носится по городу на машине, ходит в банки, магазины, парикмахерские и кафе, везде старается бояться, у нее ничего не выходит и она всем с гордостью заявляет "Я везде хожу одна"!

Через полтора месяца Е. пожаловалась психотерапевту, что такая бурная жизнь ее убивает. Вскоре они с мужем отправились в Нью-Йорк, ездили через мосты и тоннели, на автобусах и в метро, путешествовали на океанском лайнере. Обо всем об этом всего год назад Е. думала, как о невозможном до самого конца жизни.

Впервые за много лет Е. стала получать удовольствие от секса. Родила четвертого ребенка. Живет нормальной жизнью. О былых страхах не вспоминает, потому что всегда готова и знает, как с ними бороться.

Психоаналитически парадоксальную интенцию объясняли так.

Фобии ни что иное, как наказание нам от нашего

Супер-Эго за наши грехи перед ним, вытесненные в бессознательное. И если мы самым демонстративным образом захотим получить от предмета фобии удовольствие, не боимся, а ждем и жаждем его, наше Супер-Эго понимает, что оскандалилось и заговор на предмет фобии снимает. Человек перестает бояться нестрашного, потому что стремится к нему.

В нашей интерпретации подобное объяснение иронично, как и сам метод. Всерьез же утверждается, что вовсе необязательно искать все причины в психических травмах детства. Их там можно и не найти. Их там может и не быть. Возможны взрослые причины для взрослых симптомов. И более того - сами психические травмы, комплексы, внутриличностные конфликты могут быть как раз симптомами, а не причинами. Получается - воздействуя на симптом парадоксальной интенцией, мы устраняем "причину" (отметим здесь сходство с методом эмоционально-образной терапии).

На самом деле пояснения чисто методические, куда больше говорят о природе и смысле метода.

Человек должен посмеяться над своей фобией. Он обязательно должен отнестись к ней с иронией. Увидеть и выразить смешное в самой словесной формуле.

  • Счас так запотею, что вы все захлебнетесь моим потом (для боящихся прошибания пота в людных местах).

  • Счас так рухнет подо мной мост, что река выйдет из берегов (против страха на мосту).

  • Хочу, чтоб меня такой удар хватил, чтобы слышно было в Гренландии (для боящихся сердечного удара).

Как мне хочется, чтобы лифт, наконец, сорвался, чтоб нас всех расплющило и выковыривали потом неделю! (для боящихся ездить на лифте).

Чем-то напоминает лимрики Эдварда Лира (английский парадоксальный поэт - литературный соратник Люиса Кэрролла). Сочинял четверостишия черного юмора. Например, в современном переводе: "Негодяй и маньяк Рыжий Эд//в Старых Дев разряжал пистолет//Горожане узнали, пулемет ему дали// Старых Дев больше в городе нет).

Наши четверостишия, выведенные из лимриков при Советах содержат желательную для парадоксальной интенции долю черного юмора:

Маленький мальчик в подвале играл, Краники разные он открывал, Хлынул из крана крутой кипяток Мясо вареное вынес поток!

Для аквофобиков и боящихся ошпариться. Или:

Красные звездочки Туфельки в ряд Трамвай переехал Отряд октябрят!

Для боящихся крови, автокатастроф и трупов.

Ирония в интенции - промежуточное звено. Не способ, а средство.

Главное - дистанцироваться от себя, боящегося. Увидеть себя в момент приступа фобии со стороны. Отделить себя от себя боящегося и попробовать с этой своей трясущейся частью что-нибудь сделать. Например - посмеяться над его (отделенного от себя) страхом.

Вам это ничего не напоминает?

Образ страха. В эмоционально-образной терапии мы представили часть себя, боящегося, посадили на стул, стали "очищать", трансформировать.

Сходство с методами НЛП опять-таки в образной части. Там человек с фобией ос, смотрит черно-белое кино про себя, испугавшегося осу. Кино пущено задом наперед к первичной травме. Человек смотрит это кино. Смотрит со стороны на себя, смотрящего кино, пущенное с конца к началу, про то как его сильно покусали осы. Тот же двойной образ. Я - пугающийся в кино. Я, наблюдающий за Я пугающимся. Я наблюдающий, за Я наблюдающим, за Я пугающимся.

В парадоксальной интенции предлагается посмотреть на себя боящегося и захотеть, чтобы то, чего он (я) так боится - произошло и еще во сто раз страшнее, и чтобы было смешно. Смех, ирония, парадокс - та же трансформация образа страха, себя боящегося.

Для придания мужества и возможности дистанцироваться от себя на первых порах применения метода Франкл не исключал приема легких антидепресантов и препаратов, снижающие тревожность. Мы, как и в эмоционально-образной терапии, рекомендуем курс релаксационных упражнений и тренинг воображения.


Вверх  Вверх страницы

Обратная связь

Имя *
Телефон
E-mail
Введите символы с картинки

Нажимая на кнопку «Задать вопрос», вы даете согласие на обработку персональных даных.